26 | 02 | 2021
Главное меню
Краеведение
Территория чтения
Статистика
Яндекс.Метрика

Японский след в истории Илимска

1

  На территории Нижнеилимского района есть памятный знак в честь японских моряков с судна «Тагамару».

       Более 40 лет длится дружба между городами-побратимами Железногорском-Илимским (Россия) и Саката (Япония). Все это время побратимы обмениваются визитами, дабы лучше узнавать нравы, обычаи и историю друзей. 

       Когда в августе 2013 года делегация из города побратима, во главе с вице-мэром Саката господином Маруяма Итару, гостила в Нижнеилимском районе, как обычно, гостей знакомили с сегодняшней жизнью, историей, культурой и традициями сибиряков. Но в этот раз один из пунктов программы пребывания гостей на Илимской земле стал для них большим сюрпризом. Они стали первыми, кого познакомили с фактом из далекого прошлого района, малоизвестного до сих пор даже для самих илимчан. Факт этот свидетельствовал о том, что связь между нами имеет гораздо более глубокие корни, и начинается даже не с момента подписания договора о дружбе в 197? году. 

      Итак, 15 августа 2013 года на скальном выступе берега Илима, неподалеку от моста в районе въезда в дачный кооператив «Строитель» была установлена мемориальная доска в честь японских моряков, которые в восемнадцатом веке жили в Илимске, и преподавали там японский язык и морское дело в мореходной школе.

      Участниками открытия памятного знака и стали участники японской делегации — студенты и старшеклассники города Саката, руководители городов побратимов и воспитанники детского дома «Солнышко». Именно они, в процессе краеведческих исследований наткнулись и заинтересовались малоизвестным фактом, доказывающим, что Илимский край и Япония связаны еще одной интересной историей.

      О чем рассказали архивы

      В 1702 году Петр 1 предложил преподавать язык Дэмбэю — японцу, попавшему в Россию в результате кораблекрушения, а в Санкт-Петербурге открыли школу японского языка. Позже по предложению Витуса Беринга на востоке России стали открываться навигацкие школы. Деятельность II Камчатской экспедиции, изучение сибирских территорий, плавание по Тихому океану, составление карт, чертежей, планов – все это вызывало большую потребность в квалифицированных кадрах: геодезистах, землемерах, штурманах.
     Первые школы открылись в Якутске (1739г), Охотске (1740г), Нерчинске, Иркутске (1745г). После передачи иркутской школы в морское ведение из Санкт-Петербургского адмиралтейства туда отправили учебные пособия, штурмана, опытного геодезиста и моряка секунд-майора М. Татаринова, назначенного смотрителем школы. Он ввел преподавание иностранных языков, среди которых изучали японский, так как часть выпускников предназначалась для плавания на Курильские острова и в Японию. Преподавали в школах и поддерживали их деятельность, в основном японцы, попавшие в Россию в результате кораблекрушений. Такими были моряки с судна «Тагамару», в частности, группа, попавшая в Илимск.

      Как японские моряки попали в Илимск

      Эта история началась в ноябре 1744 года. Недавно построенный корабль «Тагамару» поднял паруса и отправился в Эдо (ныне Токио). На борту судна, которым управлял Такэути Токубэй из деревни Саи уезда Гэхоку провинции Рикуоку, находилось 18 человек. Трюмы заполнены соевыми бобами, морской капустой, вяленой рыбой и другими продуктами. Неожиданно начался шторм. Несколько месяцев судно дрейфовало, и наконец, в мае следующего года было выброшено на берег одного из островов Курильской гряды Онекотан. Во время скитаний по морю семь моряков умерло. На острове скончался и Токубэй. Десять — остались в живых.

      В июне 1745 года бедствовавших на Онекотане японцев обнаружили русские мореходы Матвей Новограбленный и Федор Слободчиков, собиравшие ясак с коренных жителей Курильского архипелага. Остатки экипажа «Тагамару» перевезли в Большерецк на Камчатку. Там японцев крестили. Начальник Камчатки капитан Лебедев отправил в столицу рапорт о происшедшем. В архиве военно-морского министерства Российской империи хранится его доклад, согласно которому старшим матросом на потерпевшем бедствие корабле был Юсончей. Он передал русским при встрече два меча (катана) и дневниковые записи капитана. Основываясь на рассказах японцев о маршруте корабля, о посещенных ими островах, русские составили карту, которую приложили к рапорту.
   

     Через некоторое время из Санкт-Петербурга пришел официальный ответ. Сенат предписывал сибирским властям взять японцев под покровительство, обеспечить всем необходимым, одеть и обуть соответственно климату, снабдить пропитанием и карманными деньгами, а пятерым из них, наиболее знатным или смышленым, выделить провожающих и на ямских подводах отправить в столицу. Подчеркивалось, что «поступать с ними надлежит со всякою ласковостью и учтивостью». Остальных японцев предлагалось доставить в Охотск или Якутск, снабдить всем необходимым на государственный кошт, «прикрепить к ним курильцев и русских молодых людей, которые будут обучать их своим языкам, и сами изучать японский язык, чтобы стать толмачами».

     Так, пятеро из оставшихся в живых моряков (их фамилии после крещения были Мыльников, Решетников, Свиньин, Панов и Черных) отправились в Петербург, а четверо Рихатиро (Матвей Попов), Санносукэ (Иван Татаринов), Чосукэ (Филипп Трапезников) и Кюсукэ (Иван Семенов) — в Якутск. Один из спасенных – Игач (Матвей Григорьев) остался в Большерецке.
       

      Доставленных в столицу мореходов назначили учителями в японскую школу, при Санкт-Петербургской Академии наук. Такая же судьба ждала отправленных в Якутск. Там японцы освоились, овладели азами русского языка и были приспособлены к делу — стали преподавать во вновь образованной Якутской школе японскый язык. В ученики им определили казака Ляпунова.

       В 1754 году Якутская школа должна была быть переведена в Иркутск, однако по указанию Сибирского губернатора В. С. Мятлева вместо этого ее перевели в Илимск, в результате чего четверо преподавателей вместе с учеником Ляпуновым переехали туда. В 1757 году в Илимскую школу направили из Якутска еще четверо казачьих сыновей – Антипина, Карпова, Ростовского и Лундонского. И только в 1761 году ее присоединили к Иркутской, которая на тот момент стала самой крупной в мире: в ней было 7 преподавателей- японцев и 15 учеников.

      Так и случилось, что четверо моряков из далекой, неведомой для илимчан Японии 7 лет жили в таежном краю. Сейчас Илимск находится на дне моря. При строительстве Усть-Илимской ГЭС под воду ушли не просто живописные места, сельскохозяйственные угодья, родные места тысяч людей, но и живая история русского народа Сибири.

       Памятник морякам на берегу Илима

       Краеведы, не ограничившись собранной информацией, пошли дальше. Решили, что архивы архивами, а вещественный отпечаток памяти об этом событии, пусть и небольшом в масштабах почти четырехвековой истории Приилимья, должен быть. Как ни крути, моряки с Тагамару оставили глубокий след в истории японско-русских отношений, внеся свой вклад в дело изучения японского языка и создания японско-русских словарей в России.
На уроках труда, по сообща разработанному эскизу, воспитанники детского дома занялись изготовлением памятной доски — резьбой, выжиганием, склейкой, клепкой. Провела работу в архиве по уточнению имен и географических названий, подготовила текст и перевела на японский язык Анастасия Носова, наша землячка, в настоящее время референт-переводчик в Министерстве…..

      Когда с мемориальной доски сняли ткань и гости из Японии прочли на ней иероглифы, когда услышали рассказ о моряках с судна «Тагамару», они были изумлены и самой историей, а особенно тем, что провинция Рикуоку – родина моряков, находится совсем неподалеку от префектуры, где сегодня расположен город Саката.

        А потом по реке Илим поплыли бумажные кораблики, изготовленные в стиле оригами, и на каждом теплилась маленькая свеча.

Марина Осенкова

 
 
 
 
 
 
 
 
Каталоги и коллекции
Новинки литературы
Календарь событий
info :
Меню компонента iCagenda не опубликовано!
Февраль 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
01
02
03
04
05
06
07
08
09
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28